С начала марта многие западные IT-компании приостановили свою деятельность в России и ограничили доступ к своим продуктам. Перед российскими организациями встал вопрос перехода на отечественные решения либо поиска новых вендоров за рубежом. О том, как происходит этот процесс, возможно ли полное импортозамещение и с какими рисками могут столкнуться компании, продолжающие использовать западные программы и сервисы, в интервью BRICS Business Magazine рассказала Наталия Софронова, директор по решениям импортозамещения IT-компании КРОК.

ИТ-решения, кейсы и новости в telegram-канале ИТ-решения, кейсы и новости в telegram-канале

Наталия Софронова

Наталия Софронова, директор по решениям импортозамещения ИТ-компании КРОК


Насколько вырос запрос от российских компаний на внедрение отечественных IT-решений за последние месяцы?

В сложившейся ситуации многие компании до сих пор не совсем четко понимают, каковы будут последствия для их бизнеса, в том числе для IT-направления. Поэтому сейчас представители отрасли в большей степени пытаются сориентироваться в том, какие отечественные IT-решения в принципе существуют и какие задачи они могут закрыть. В марте мы провели серию встреч с нашими потенциальными клиентами, и самый популярный запрос был: «Расскажите нам обо всем, что есть на российском рынке!»

С точки зрения принятия окончательного решения о внедрении российских продуктов ситуация сложнее. К проектам по импортозамещению нужно подходить комплексно. Обычно перед внедрением конкретного решения проводится аудит: мы разбираемся, что использует компания, какие приложения, сервисы, на какой инфраструктуре они работают. Понятно, что за один раз такие проекты не делаются, все происходит поэтапно, отдельными итерациями. Этот процесс может быть растянут на несколько лет. Но даже если сперва внедряется какой-то небольшой блок, затем – другой, потом третий и так далее, необходимо четко представлять весь процесс целиком и конечный результат. 

И здесь проявляется характерная особенность российского рынка: мало кто подходит к процессу внедрения комплексно. Так произошло потому, что мы исторически использовали в большей мере западные решения, а они между собой очень хорошо интегрируются, их взаимодействие проверено. Но с российскими решениями другая ситуация. Может случиться так, что одно решение будет «конфликтовать» с другими.

А как дела с точки зрения ассортимента IT-решений?

Сейчас клиенты мыслят категориями «замены», пытаются подобрать российские аналоги западных продуктов. Слово «замена» сейчас фигурирует практически везде. Я его не очень люблю, потому что, когда мы мыслим категорией замены, мы сильно урезаем себя в понимании задачи. Это не самый оптимальный подход. 

Приведу пример: многие компании сейчас пытаются найти замену Microsoft Office. Но задайте вопрос: какой функционал из этого пакета ваши сотрудники используют по факту? Далеко не 100%. Другими словами, нам нужна не замена, а альтернатива, которая может не полностью замещать привычные программы, но при этом решает критически важные для вашей компании задачи. Если использовать такой подход, то немалый процент задач, связанных с IT, можно в принципе закрыть российскими продуктами. 

Наверное, абсолютно незакрытым остается лишь вопрос с микроэлектроникой, который у всех сейчас на повестке дня. 

На импортозамещение в каких категориях приходится сейчас наибольшее число запросов?

В первую очередь это информационная безопасность, так как хакерские атаки создают прямые угрозы для бизнеса. Значительно повысился спрос на услуги Security Operations Center (SOC), обеспечивающий круглосуточный мониторинг кибербезопасности информационных ресурсов. 

Также вырос спрос на аудит. Когда у вас много ресурсов, вы их не очень тщательно считаете. А сейчас к нам чаще стали приходить заказчики с просьбой помочь им оптимизировать инфраструктуру. 

Много запросов поступает на серверное оборудование отечественного производства. 

Как вы оцениваете уровень российских IT-решений по сравнению с западными? Дотягивают ли отечественные решения до необходимых стандартов?

Раньше в голове у многих заказчиков прочно сидела мысль: «Западные решения лучше». Конкуренция – штука жесткая, она сильно влияла на наш IT-рынок. Сложно улучшать продукт и доводить его до высокого уровня, если нет массового потока реальных внедрений, нет обратной связи от клиентов, которые его установили и пользуются им. Без такой обратной связи пытаться что-то улучшить – это значит, по сути, питаться иллюзиями. 

Тем не менее даже в этих условиях российским разработчикам удавалось создавать качественные продукты. Так, в направлениях, которые связаны с организацией клиентских рабочих мест, обеспечением офисов, проблем с замещением нет, продуктов достаточно. Например, с Microsoft Office клиенты успешно переходят на «Мой офис», «Р7-Офис» и т. д. Есть также отечественные аналоги мессенджеров, которые используются внутри компаний, средств печати и т. д. У нас представлены четыре крупных игрока, которые специализируются в сфере виртуализации. Правда, нужно учитывать человеческий фактор: персонал надо переучивать работе с новыми программами, это бывает непросто. 

Но есть еще один момент: мы говорим о том, что кто-то заместил инфраструктуру, кто-то заместил бизнес-приложения, кто-то где-то локально внедрил собственные разработки, написанные внутренними специалистами. Но это не единый комплекс и не сквозной проект, который можно было бы взять в качестве основы и тиражировать на другие компании. Сейчас российский рынок страдает именно от отсутствия систематизации. 

При этом российские заказчики очень любят работать с одним вендором – покупать у него все решения, чтобы максимально закрыть свои потребности с точки зрения IT. Но сейчас на российском рынке так не получится. Нужно как минимум 3–4 крупных российских игрока слить в один альянс. Это потребует пилотирования, потому что до этого было очень мало опытных внедрений, нет гарантий, что продукты, разработанные разными вендорами, будут слаженно работать в рамках одного предприятия. Скорее всего, многим компаниям потребуется дополнительная доработка при переходе на отечественные решения. К этому надо быть готовыми, это довольно дорого и, увы, не быстро. 

Сдерживающий фактор

В апреле при инициативе компании КРОК и информагентства ТАСС прошла конференция «Путь к IT-независимости: как сочетать импортное и российское», во время которой компания провела опрос участников – представителей органов власти, госкорпораций, владельцев бизнеса, разработчиков и интеграторов. BRICS Business Magazine выбрал некоторые наиболее интересные результаты опроса.

Как вы считаете, все ли решения нужно обязательно замещать? Если компания пользовалась ПО или оборудованием зарубежного вендора и хочет продолжить его использовать, с какими рисками она может столкнуться в будущем?

Сейчас у многих клиентов довольно сложный стек проектов – необходимо российские системы совмещать с работающими западными, которые еще остались на российском рынке. Не стоит ожидать, что мы в одночасье сможем отказаться от всех западных IT-решений. Какое-то время они будут функционировать параллельно. 

Поэтому прежде всего необходимо оценить первоочередные риски и затем шаг за шагом их устранять. Например, некоторые западные вендоры ушли из России, не оставив за собой ничего, никакой поддержки, с ними полностью отсутствует обратная связь. Разумеется, если компания пользовалась продуктами таких разработчиков, их надо замещать в первую очередь. 

Решения по подписке – также существенный риск, особенно когда срок подписки скоро истекает. Если организация в ближайшее время планировала расширение, покупку дополнительных лицензий, то сейчас она уже вряд ли сможет это сделать, соответственно, нужно срочно искать альтернативу. 

Также стоит провести оценку используемого ПО в компании с точки зрения того, что и когда обновляется. Есть системы, требующие регулярных обновлений, их также надо внести в список первоочередных рисков. Некоторые программы достаточно долго могут обходиться без обновлений, они продолжают работать и вряд ли вызовут какие-то проблемы в будущем. Однако надо понимать, что каждое обновление закрывает те уязвимости в программном обеспечении, которые потенциально могут использовать хакеры для атаки на предприятия. И как поведет себя сейчас западный вендор, непонятно. Уже были случаи, когда разработчик разглашал слабые места в конфигурации, эта информация попадала в СМИ. Кто, как и в какой момент ею воспользуется – вопрос открытый. То есть, даже если компания продолжает использовать иностранные продукты, стоит оценить риски с точки зрения безопасности и защиты информации. 

Когда говорят о зарубежных решениях, в первую очередь подразумевают западные — европейские, американские. А можно ли в перспективе развивать сотрудничество с азиатскими партнерами в части ПО?

У КРОКа большой вендорский портфель, в нем есть в том числе и продукты азиатских компаний. Сотрудничество с Китаем, конечно, может стать выходом. Но, к сожалению, мы никогда не сможем узнать заранее, как поведет себя та или иная страна в случае обострения ситуации на международной арене. Нет никаких гарантий, что, внедрив решение азиатского вендора, вам не придется через пару лет все снова переделывать и вновь нести серьезные затраты. Поэтому если смотреть стратегически, то лучше использовать отечественные IT-продукты. 

Могут ли Open Source-решения стать альтернативой зарубежному ПО?

Они могут послужить неким временным вариантом, но никак не постоянным. Во-первых, не на весь пласт задач есть открытый исходный код. Во-вторых, использование Open Source также несет в себе риск. Эти решения развивают энтузиасты, они выкладываются для всеобщего использования. Но что находится внутри этого продукта, сложно сказать без тщательного анализа. Были случаи, когда в них находили уязвимости, удобные для кибератак. 

Также есть два возможных сценария использования Open Source. Первый: компания берет открытый исходный код, дорабатывает, но разработками не делится, использует только у себя. Второй: государство размещает заказ на разработку решения на базе опенсорса. И каждая следующая версия использования улучшается. Такой подход более продуктивен.

Иногда некоторые предприятия говорят о том, что они попробовали внедрить какое-то отечественное решение, но оно оказалось слишком «сырым». Как правильно выбрать поставщика и продукт?

Прежде всего нужно смотреть на историю: если вы никогда не работали с вендором, сначала соберите отзывы предыдущих клиентов. Для этого нужен элементарный нетворкинг. 

Также следует внимательно оценить возможности поставщика: как много у него специалистов в штате, какое количество заказчиков он сможет обеспечить продуктом, продолжая в полной мере выполнять свои обязательства. Российские IT-компании чаще всего небольшие. А ведь помимо собственно разработки есть еще вопросы сервиса. Раньше российские поставщики плюс-минус справлялись с сервисной поддержкой за счет того, что спрос был невысоким. Но что будет сейчас, в условиях лавинообразного роста спроса? У специалистов просто не будет хватать сил на улучшение и доработку, выпуск релизов, они будут полностью сосредоточены на отработке текущих вопросов. Поэтому стоит поинтересоваться, как вендор подходит к вопросам поддержки, кто будет «допиливать» продукт, если во время эксплуатации обнаружатся несовместимости, ошибки и т. д. 

Также актуальным будет вопрос цены решения – конкуренцию на рынке никто не отменял. 

Какие ниши сейчас открылись перед российскими разработчиками? Каких решений не хватает особенно остро? 

На мой взгляд, большинство ниш, связанных с инфраструктурными решениями, уже заняты. Поэтому на месте предпринимателей я бы точно шла в сегмент производства, разработки бизнес-приложений. Но это довольно сложный рынок, он требует больших затрат на старте и дальнейшем развитии. Возможно, в этом и заключается причина того, что здесь пока меньше конкуренция. 

Эксперты говорят о том, что наибольшую сложность сейчас представляет импортозамещение «железа». Есть ли возможности решить эту проблему в ближайшее время? 

Государство уже предпринимает меры, выделяются средства на построение новых заводов, производственных линий. Но вопрос в том, как быстро это может быть сделано и насколько готовая продукция оправдает ожидания. Конкретных планов нам никто не представил, хотя наши коллеги, которые занимаются производством, говорят о том, что они закладывают в свои стратегии увеличение мощностей. Думаю, ближе к концу года можно будет более точно оценить прогресс в этом направлении. 

Специалисты по микроэлектронике утверждают, что построить в России автономную и полноценную индустрию практически невозможно. Дело не только в отсутствующих компетенциях и необходимости тратить сотни миллиардов долларов на строительство заводов, но и в том, что при скромных объемах внутреннего рынка потенциальным российским производителям никогда не добиться рентабельности. Вы согласны с этим мнением?

Если смотреть историю стран, где появлялись крупные производители в этом сегменте, можно увидеть принципиально разные подходы. Так, в США нет сегментации на внутренний и внешний рынки, продукция американских компаний экспортируется во многие страны. Но если посмотреть на Китай, то там такое разделение существует. Есть компании, которые работают в основном на государственные нужды, на внешнем рынке продаж очень мало. При этом и та и другая модель вполне жизнеспособны.

У нас большая страна, есть много госкомпаний, которые могут стать основными потребителями. Поэтому если правильно рассчитать мощность, объемы и потребление, то, по моему мнению, можно добиться необходимой рентабельности в сфере микроэлектроники. 

Нужно ли сейчас беспокоиться об операционных системах? Будут ли предприниматься новые попытки разработать что-нибудь полностью российское?

Сейчас на рынке используют как минимум четыре отечественные ОС. Но вопрос не только в том, чтобы создать операционную систему. Она же не существует в вакууме, нужно решать задачи совместимости. Другими словами, это вопрос не одной боевой единицы, а множества разнообразных продуктов и их взаимодействия в единой экосистеме. 

Как вы оцениваете перспективы российских процессоров «Байкал» и «Эльбрус» в свете всех последних событий?

Сейчас эти проекты несколько в тени, их перспективы непонятны, так как они сильно завязаны на компонентах, которые производятся не в России. На момент создания «Байкала» и «Эльбруса» такой подход был оправдан – все мы жили в открытом мире с точки зрения технологий. Сейчас парадигма изменилась, и, конечно, это заставит все компании пересматривать свои стратегии и проекты. Ни у кого не получится постоять в сторонке. 

В чем состоит сложность «переезда» на российские облака и хостинги?

У нас есть заказчики, которые переезжали на российские облачные решения, и в целом ребята с этим справлялись. В принципе, особых сложностей нет. На рынке много игроков, которые предлагают такие решения. В их числе и наша компания. Облако КРОК зарегистрировано в Реестре российского ПО и оборудования и пользуется большой популярностью у заказчиков. За первые две недели марта 2022 года количество запросов на облачные услуги увеличилось на 960% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Ранее часть российских разработчиков создавала решения с расчетом на выход в том числе и на зарубежный рынок. Полностью ли закрыт этот путь сейчас?

Ситуация пока не завершена. Мы не знаем, какие еще санкции коснутся российского бизнеса. Поэтому говорить о том, какие пути закрыты, а какие открыты, преждевременно. 

Сейчас компании выходят из положения за счет того, что регистрируют новые юрлица в иностранной юрисдикции. Отчасти это работает. Но есть еще человеческий и репутационный факторы. Неизвестно, как клиенты в других странах будут относиться к бизнесу с российскими корнями, не станет ли это препятствием для сотрудничества. 

Будет ли падать квалификация российских инженеров и разработчиков, лишающихся доступа к передовому опыту своих западных коллег?

Когда закрываются возможности для обмена опытом, это всегда просадка. Так происходит в любой сфере, не только в IT. Бурный рост возможен там, где можно черпать видение и новые идеи из внешних источников. 

Повторюсь, ситуация сейчас такова, что пока нет возможности оценить, в какой степени мы оказались отрезанными от внешнего опыта. Но в любом случае в настоящее время в разы выросла важность коммуникаций внутри страны. Если объединить видение государства, финансовых институтов, производителей, клиентов, системных интеграторов, это позволит сохранить открытость хотя бы между собой. Чем оперативнее мы сможем находить и устранять «детские болезни» в отечественных продуктах, тем быстрее будем двигаться вперед. 

С оригиналом статьи можно ознакомиться на Bricsmagazine.com