Привет, Хабр, меня зовут Саша. После 10 лет работы инженером в Москве я решился круто изменить жизнь — взял билет в один конец и уехал в Латинскую Америку. Я не знал, что меня ждет, но, признаюсь, это стало одним из моих лучших решений. Сегодня я хочу рассказать, с чем я столкнулся за три года в Бразилии и в Уругвае, как я подтянул в «боевых условиях» два языка (португальский и испанский) до хорошего уровня, каково это — работать айтишником в чужой стране и почему я в итоге вернулся туда же, где и начинал. Расскажу в деталях и красках (все фото в статье сделаны мной), так что устраивайтесь поудобнее — и погнали!

Как все начиналось…

Чтобы оставить работу, ею, разумеется, нужно сначала обзавестись. В КРОК я устроился в 2005 году, учась на последнем курсе. У нас в университете была «Сетевая академия Cisco», я проходил там базовый курс (CCNA), туда же обращались IT-компании, которые искали молодых сотрудников с базовыми знаниями сетевых технологий.

Я вышел на работу в качестве дежурного инженера на техническую поддержку «Cisco». Принимал обращения от клиентов, устранял неполадки — заменял вышедшее из строя оборудование, обновлял софт, помогал настраивать оборудование или искал причины его некорректной работы. Через год я перешел в группу внедрения, где занимался проектированием и настройкой оборудования. Задачи были разные, особенно запомнились те, при которых нужно было работать в нетипичных условиях: настраивать оборудование при температуре на улице -30° С или менять тяжелый маршрутизатор в четыре утра.

Еще запомнился случай, когда у одного из заказчиков была в запущенном состоянии сеть, в которую включены программируемые станки, несколько шлюзов по умолчанию в каждом VLAN, по несколько подсетей в одном VLAN, статические маршруты, добавленные на десктопы из командной строки, статические маршруты, настроенные с помощью доменных политик… При этом компания работала в режиме 24/7, так что просто прийти в выходной, все отключить и настроить с нуля было нельзя, а суровый заказчик даже выгнал одного моего предшественника, допустившего небольшой простой в работе. Поэтому нужно было разработать план из маленьких шажков, поэтапно переподключая. Все это напоминало японскую игру «Микадо» или «Дженгу» — нужно было аккуратно доставать элементы, и следить при этом, чтобы общая конструкция не рухнула. Было непросто, зато у меня появился готовый ответ на любимый HR вопрос: «Каким своим проектом вы гордитесь?».

Еще было много командировок — это всегда интересно, правда, поначалу я почти ничего не видел, но потом стал лучше планировать дела и успевал посмотреть и города, и природу. Но в какой-то момент я «перегорел». Возможно, это связано с ранним трудоустройством — я не успел собраться с мыслями и обосновать для самого себя, зачем и почему я делаю то, что делаю. 
Это был 2015 год, я работал в КРОК уже 10 лет и в какой-то момент понял, что устал, хочу чего-то нового — и лучше понять самого себя. Поэтому я предупредил руководителя за полтора месяца, постепенно передал дела и ушел. Мы тепло попрощались, и начальник сказал, что я могу вернуться, если мне это будет интересно. 

Как я попал в Бразилию и зачем после уехал в Уругвай?

Бразильский пляж

Отдохнув чуть меньше месяца, я вспомнил про две свои давние мечты: выучить иностранный язык до уровня свободного общения и пожить в чужой стране. Мечты прекрасно складывались в общий план — поехать туда, где говорят на испанском или на португальском (оба этих языка я изучал ранее в качестве хобби). Так что еще через полтора месяца я был в Бразилии, в городе Натал в северо-восточном штате Риу-Гранди-ду-Норти, где следующие полгода работал волонтером в одной некоммерческой организации. Еще по две недели я провел в Сан-Паулу и в прибрежном городе Сантос, который многие в Москве могут знать по одноименной марке кофе.
Если коротко о моих впечатлениях, могу сказать, что Бразилия — многокультурная страна, в которой регионы заметно отличаются друг от друга, равно как и люди с разными корнями: европейскими, африканскими, индейскими, японскими (последних на удивление много). В этом плане Бразилия напоминает США.

Сан-Паулу

Через шесть месяцев я по бразильским правилам должен был выехать из страны — обратно в Россию пока не тянуло, поэтому я просто сел на автобус, махнул в соседний Уругвай и… остался там на несколько лет.

Почти все это время я прожил в столице Монтевидео, периодически ездил в другие города — отдохнуть на пляжах и просто поглазеть. Был даже на Дне Города в Сан-Хавьер (San Javier) — единственном в стране городе, основанном русскими. Он находится в глубокой провинции и мало кто из других городов переезжает туда жить, поэтому внешне местные жители до сих пор похожи на русских, хотя по-русски там практически никто не говорит, разве что мэр habla un poco de ruso.

Как русскому инженеру найти работу в Уругвае?

Уругвайский сычик. Красавец!

Первое время работал на ресепшене в хостеле: помогал гостям устроиться и найти нужные места в городе, а по вечерам убирался. За это я мог бесплатно жить в отдельной комнате и завтракать. Обед и ужин готовил себе сам, зачастую из того, что оставили в холодильнике уже уехавшие гости. Разница по сравнению с работой инженера, конечно, чувствуется — люди приходили ко мне в хорошем настроении, рассказывали, как им весело отдыхается, к инженеру же обычно приходят, когда «все плохо» и «нужно срочно».

Через три месяца хостел закрылся, и я решил поискать работу по специальности. Составив резюме на испанском, разослал его, сходил на шесть собеседований, получил три оффера и в итоге устроился архитектором сети в местную свободную экономическую зону. Это такой «бизнес-парк» из складов и офисов, в котором иностранные компании арендовали площади, чтобы сэкономить на налогах. Мы обеспечивали арендаторам доступ в интернет, я обслуживал и развивал местную сеть передачи данных. Кстати, в тот момент мне понадобилось восстановить корпоративную почту КРОКа, чтобы перевести на личный ящик кое-какую учетную запись — и мне позволили это сделать, что меня приятно удивило.

Вообще в Уругвае ощущается нехватка квалифицированных кадров почти во всех сферах, многие хорошие профессионалы уезжают за лучшими условиями жизни в Испанию. При устройстве на работу мне не задавали сложных технических вопросов, поскольку задать их было просто некому, специалистов, работающих на аналогичных должностях, в компании не было. В таких ситуациях (когда нужен один программист, бухгалтер или архитектор сети) работодателю, конечно, сложно оценить компетенции кандидата. В КРОК в этом плане проще, если в команде есть пять инженеров, то самый опытный из них будет собеседовать шестого и задавать ему сложные вопросы по специальности.

Вообще, в ходе работы я отметил, что в России в технических специалистах ищут в первую очередь крепкие hard skills. То есть если человек угрюмый, сложный в общении, но много знает и умеет по своей специальности, способен все спроектировать и настроить, то можно и закрыть глаза на его характер. В Уругвае же все наоборот — главное, чтобы с тобой было приятно общаться, поскольку комфортное деловое общение мотивирует работать лучше и искать решение, даже если сразу разобраться не получается. Корпоративные правила тоже «компанейские». Во многих уругвайских офисах есть традиция по пятницам с утра есть выпечку. Каждый четверг назначается ответственный, который в семь утра пятницы идет в булочную и покупает выпечку на всех.

Ведро круассанов, пожалуйста!

Еще о приятном — в Уругвае по закону не 12, а 14 зарплат в году. Тринадцатая вручается на Новый год, а четырнадцатую платят, когда берешь отпуск — то есть отпускные являются не частью зарплаты, а отдельной выплатой. А так — уровень зарплат в России и в Уругвае примерно одинаковый.

Из любопытных моментов — на работе, среди прочего, я помогал поддерживать уличный wi-fi. По весне почти на каждой точке доступа появлялись птичьи гнезда. Рыжие печники (Horneros) строили там свои домики из глины и травы: видимо, их привлекало тепло от работающего оборудования.

На постройку такого гнезда у пары птичек уходит примерно 2 недели

Из грустного — в Уругвае много людей с низкой мотивацией к работе. Мне кажется,  это связано с тем, что социальные лифты в стране работают плохо. Подавляющее большинство людей получает такое же образование и устраиваются на такого же уровня работу, что и их родители, будь то домработница или руководитель отдела в международной компании. И так из поколения в поколение — небогатые смиряются со своим социальным статусом, а обеспеченные не беспокоятся за свое будущее и не ощущают конкуренции.

Хотя есть и то, чему мы могли бы поучиться у уругвайцев. Например, культуре карнавалов — не обязательно «как в Бразилии» (я их не застал, и судя по рассказам, для меня это чересчур), можно и «как в Уругвае». Карнавал как время, когда считается нормальным наряжаться во что-то яркое и безумное, спонтанно играть на музыкальных инструментах и танцевать на улицах. В Уругвае много поющих и играющих на барабанах людей на перекрестках, прохожие могут остановиться, потанцевать и пойти дальше по своим делам. У нас в девяностые были рейвы и рок-фестивали в центре под открытым небом, но потом этой культуры не стало. Потребность в чем-то таком есть, это можно было почувствовать в период Чемпионата мира по футболу. 

Карнавал в Уругвае

Три полезные привычки, которые я приобрел за три года жизни в Латинской Америке

Уругвайский рынок

Во-первых, я стал более осознанно строить коммуникацию. Я работал в компании, почти полностью состоявшей из местных, здесь никто не привык к мультикультурному общению. Вообще, Уругвай — пожалуй, самая монокультурная страна из тех, что я посещал, все любят примерно одно и то же: футбол, мате, мясо на решетке. Вдобавок мой испанский был несовершенным, и на него наложили свой отпечаток полгода общения на португальском. В результате меня часто не понимали, хотя мне казалось, что я все объяснял доходчиво, и сам я не понимал многих вещей, особенно тех, что касались эмоций.

Когда ты выучил значение слова, но не понимаешь всех оттенков, начинаешь больше думать над интонацией, мимикой, жестами, упрощаешь конструкции. Когда ты работаешь на родном языке, то часто пренебрегаешь этим, кажется, что все и так просто и понятно. Однако, когда я перенес свой более скрупулезный подход к общению на родину, я понял, что он и здесь мне очень помогает.

Во-вторых, я стал лучше планировать свое время. Ведь коммуникация проходила замедленно, и нужно было успевать делать свою работу в те же сроки, что и местные сотрудники, хотя при этом часть рабочего времени съедалась «трудностями перевода». 

В-третьих, я научился строить внутренний диалог и стал более открытым для нового опыта. Я общался с экспатами и мигрантами, читал блоги и понял, что почти у всех бывает «кризис полугода» — примерно через шесть месяцев после попадания в новую культуру появляется раздражение, кажется, что вокруг все не так, а в твоей родной стране все намного разумнее, проще и лучше. 

Поэтому когда я начал замечать такие мысли и за самим собой, я сказал себе: «Да, тут странно, зато это повод лучше узнать себя, научиться новому». 

Как подтянуть два языка «в боевых условиях»?

Чудесный закат

И в Бразилии, и в Уругвае я попадал в своего рода «замкнутый круг»: чтобы научиться говорить на языке, нужно много на нем разговаривать. А много разговаривать можно только с теми, кому с тобой интересно. Но с уровнем B2 (он же Upper-intermediate) ты говоришь где-то на уровне двенадцатилетнего подростка, и сказать что-то интересное или пошутить ты не можешь.
Не могу похвастаться тем, что придумал идеальное решение этой проблемы. В Бразилию я ехал, уже имея знакомых среди местных, это очень помогало. А вот в Монтевидео я поначалу был один, общаться мог только с хозяином комнаты, которую снимал, но он оказался неразговорчивым. Так что стал искать варианты — например, начал ходить на встречи каучсерферов.

Я старался больше общаться с людьми, когда была такая возможность. Внимательно слушал все разговоры вокруг, записывал в телефон слова и фразы с неочевидными значениями и после учил их по карточкам. Еще я смотрел много фильмов с субтитрами на языке оригинала. И не только смотрел, но и пересматривал — при первом прогоне порой увлекаешься сюжетом и многое пропускаешь мимо ушей. В целом я старался практиковать что-то вроде «языковой осознанности» — вдумывался во все фразы, которые слышал, разбирал их про себя, проверял, понял ли я каждое слово, а не просто общий смысл, уловил ли оттенки значений… Кстати, я до сих пор смотрю каждый выпуск популярного в Бразилии комедийного шоу «Porta dos Fundos» («Черный ход») на Youtube. У них есть английские субтитры, рекомендую!

Честно говоря, раньше я думал, что изучение языка сравнимо с обычным процессом получения знаний. Посидел с книжкой, проштудировал, и можно сдавать экзамен. Но теперь я понял, что язык сродни спорту — невозможно подготовиться к марафону за неделю, даже если будешь бегать 24 часа в сутки. Только регулярные тренировки и постепенный прогресс. 

Возвращение в Москву (и в КРОК)

Отчаливаем!

В 2017 году по семейным обстоятельствам я вернулся в Россию. К этому моменту настроения в стране были еще посткризисные — вакансий было немного, а имеющиеся в основном были предназначены для начинающих за небольшую зарплату.

Интересных вакансий по моему профилю не было, и через пару недель поисков я написал своему бывшему руководителю, а он позвал меня в офис пообщаться. КРОК как раз начинал развивать  направление SD-WAN, и мне предложили сдать экзамен и получить сертификат. Я решил попробовать и согласился.

В итоге сейчас я занимаюсь развитием направления SD-WAN с технической стороны. SD-WAN — это новый подход к построению корпоративных сетей передачи данных с высоким уровнем автоматизации и видимости того, что происходит в сети. Область новая не только для меня, но и для российского рынка, поэтому я много времени посвящаю консультированию заказчиков по техническим вопросам, провожу презентации, собираю для них тестовые стенды. Также частично занимаюсь и проектами по унифицированным коммуникациям (IP-телефония, видеоконференцсвязь, программные клиенты).

Мой пример возвращения в компанию не единичный — с прошлого года действует  программа «CROC Alumni» по поддержанию контактов с бывшими сотрудниками, и сейчас в ней участвует больше тысячи человек. Мы приглашаем их на праздники, на бизнес-мероприятия в качестве экспертов, они продолжают получать плюшки за рекомендации людей на вакансии и участвовать в спортивных движухах. Мне это нравится — все-таки создавать новое и двигать отрасль в светлое будущее приятнее с тем, с кем налажено и неформальное, человеческое, а не только деловое общение. И кто вдобавок знает и понимает, как у вас все устроено.

Не жалею ли я о своем приключении?

Мате в промозглой Москве идет не хуже, чем в солнечной Латинской Америке

Своим опытом я доволен: исполнил две давние мечты, выучил до очень хорошего уровня два иностранных языка, узнал, как думают, чувствуют и живут люди на другом конце Земли и в конечном счете пришел в точку, в которой мне сейчас максимально комфортно. «Перезагрузка» у всех, конечно, проходит по-разному — кому-то для этого хватило бы двухнедельного отпуска, мне же было нужно на три года полностью сменить обстановку. Повторять мой опыт или нет — решать вам.

C оригиналом статьи можно ознакомиться на Хабре